Программа блога

A. Диалогическая мультикультурность

Встреча культур формирует новую, гибридную культуру, сохраняющую и обогащающую культурные традиции обеих сторон. Встреча не сводима ни на интеграцию, подчиняющую одну традицию другой, ни на самоутверждение, настаивающее на абсолютном признании собственной отличительности. Первая подразумевает принуждение со стороны большинства, второе – со стороны меньшинств. Поэтому наша цель – содействовать распространению в современном глобализированном обществе идеи межкультурного диалога, существенно отличного как от конфронтации культур, так и от взаимно игнорирующей толерантности. Мы также хотим исследовать ту роль, которую в межкультурном диалоге играют искусство, музыка и литература.

B. Диалогическое понимание прошлого

Мы стремимся к диалогу с культурной историей, преодолевающему ложный антагонизм между нарративным «измышлением» прошлого и простым «собиранием» исторических фактов. Одной из задач нашего блога является поощрение такого исследовательского отношения к культурному прошлому, которое способствовало бы улучшению взаимопонимания в мультикультурных обществах. Наша цель в этой связи – внедрение диалогической историчности в образовательную практику, что по нашему мнению должно привести к улучшению взаимодействия культур.

Культурная идентичность человека формируется в обращении к его культурным источникам. Следовательно, отношение к нашему культурному прошлому является ключевым моментом при всех взаимодействиях в сфере культуры, результатом которых является образование культурной принадлежности. Необходимо описать процесс живой встречи с прошлым, по своей сути подобной глубоким личностным взаимоотношениям. Какие формы встречи с прошлым отвечают этому требованию? Как они протекают? Как они смогут содействовать формированию новых видов исторического и культурного образования? Кто партнеры исторического диалога? В чем заключается присутствие, реальность и релевантность культурного прошлого? Играют ли исскусство и литература каталитическую роль в диалоге с прошлым? Как встреча с культурным прошлым воздействует на формирование культурной идентичности? Как стать полноценным партнером в диалоге с культурными формациями прошлого? Необходимы ли новые, диалогичные формы обучения культурной, политической и социальной истории?

C. Диалогический подход к гендерным процессам

Современные гендерные исследования склонны к однозначным приписываниям. Как правило, взаимоотношения полов воспринимаются либо как проекция вожделения, либо как проявление воли к господству. Хотя и то и другое играет немаловажную роль в половых / сексуальных отношениях, исследовательская практика в гуманитарных науках не должна априорно исключать возможности их диалогического характера. В этом направлении от гендерных исследований можно и должно ожидать выявления возможных новых путей обоснования «гендерных» отношений. Кроме анализа биологической категории пола и социологически ориентированных исследований гендерных ролей, взаимно приписываемых друг другу, существуют ментальные / психологические аспекты отношений между полами, не умещающиеся в категориях биологического пола и гендерной роли и для которых даже не имеется научных терминов.

D. Диалогическая социология

Каковы элементарные явления социальной сферы? Согласно традиционной социологии, это «позиции», «мнения» или «поведение» индивидуумов, которые можно суммировать для выявления общезначимых образцов. Однако эти элементы дóлжно понимать как касающиеся отдельных индивидуумов, систематически взятых вне каких-либо межличностных отношений, вне встречи. Можно ли представить себе социологию, основанную на понятии социальной встречи, межличностного диалога? В чем состоит то понятие «человека», которое предполагается традиционной социологией? Можно ли им удовольствоваться? Не следует ли, наоборот, социологии сделать понятие «встречи» конститутивным элементом социального? Как будет выглядеть такая социология, какие методы ей следовало бы разработать, какой эпистемологический статус будут иметь ее результаты?

E. Диалогическая интерпретация творчества

Предположительно, диалогический подход найдет наибольшее применение именно в сфере интерпретации, наиболее близкой к сфере исследований Бахтина. Однако, большей частью диалогизм Бахтина понимается как фактор самой литературы, а не как отношение к ней, хотя и существуют попытки обобщения предложенной Бахтиным двойной, внешней и внутренней, перспективы. С другой стороны, диалог с произведением искусства не должен сводиться к голой герменевтике, так как целью диалога не является раскрытие какой-либо абсолютной истины. Стороны диалога всегда находятся в движении. Благодаря чему они не теряют в нем своей идентичности? Как вообще можно понимать «диалог с произведением искусства»? Можно ли относиться к произведению искусства как к «Другому» в социальном плане, или такое отношение даже необходимо?

F. Диалогическая педагогика

Казалось бы, педагогика должна быть предрасположена к диалогическому подходу. Разве не является диалог между учителем и учеником ядром всякой педагогики? Однако же, два направления в педагогике, похоже, игнорируют такое начинание: это, во-первых, односторонняя концентрация на обучение («я знаю то, чего не знаешь ты, и поэтому я могу тебя обучать»), а во-вторых, односторонняя концентрация на нужды, интересы и склонности ученика. Обе эти односторонности, по-видимому, поощряются эмпирическими исследованиями, и это понятно: ведь строго эмпирическая наука не в состоянии учесть обе стороны педагогического процесса в их взаимосвязанности, т.е. она не может дать понимание педагогической ВСТРЕЧИ. Какого рода диалог возможен между очевидно неравными социальными инстанциями учителя и ученика? Что такое педагогический диалог (Бахтин, скорее всего, сказал бы, что это – сократический диалог, но здесь имеются сомнения по поводу открытости сократовских вопросов)? Как может учитель подготовить себя и своих учеников к неожиданности результатов диалога? Как сохранить педагогически необходимую дистанцию в диалоге? Какую пользу приносит преподаванию диалогическая установка? Можно ли этой установке научить?

G. Диалогическая классификация

Классификация кажется максимально монологическим методом, при котором одна инстанция раскладывает остальные по полочкам. И, тем не менее, в диалогических гуманитарных исследованиях классификация неизбежна, ведь установки и встречи необходимо обобщать. Возможна ли диалогическая классификация, классифицирующая не только мой «объект», но всегда также и меня самого? Можно ли представить себе «понимающую» классификацию, оставляющую Другому свободу меня удивить? Как классифицировать встречи? Каков эпистемологический статус классификации в гуманитарных науках? Является ли типология диалогическим видом классификации? Возможно ли применение типологизации к культуре?

H. Диалогическая философия, теология и психология

В философии уже имеется диалогическая традиция. Однако здесь наблюдается антиномия между экзистенциальными онтологиями, для которых встреча с Другим определяется борьбой за жизнь, и социальными онтологиями, постулирующими глубокий «абсолютный» диалог между людьми, опосредованный религиозной верой. Можно ли преодолеть эту антиномию? Или социальные и экзистенциальные онтологии взаимоисключаемы? Как возникает в раннем детстве диалог индивидуума с его социальной и жизненной средой? Каковы результаты этих процессов для сферы культурного диалога?